Что такое импакт


С позволения автора (себя самого) перепечатываю статью с сайта КТТС, поскольку мало кто сидит и читает статьи на этом ресурсе (а статья полезная для новичков)

 

Импакт — что это и зачем

    Главная цель любой мультиплеерной онлайн игры, а тем более — соревновательной, — это победа, достигаемая путём взаимодействия со своей командой и противостояние команде вражеской. Так было и в Мире Танков — первое время. Пока особо внимательные игроки не поняли фишку со взводами, ротами и прочими видами командного взаимодействия. Как же так — играть в них в разы легче, а статистика учитывается одинаковая? Разумеется, поскольку в танковом сообществе всегда процветала цветовая дифференциация штанов, многим этот способ начал казаться нечестным — ведь одни игроки играя в одиночку в случайных боях имеют свои честные 53-54% побед, а другие при примерно такой же игре, но в роте 10*10 — 65-70% побед. Это несправедливо! 

    Тогда были введены рейтинги.


здатели этих рейтингов попытались учесть все элементы, влияющие на победу и в целом вклад в игру, выраженный в цифрах, учитываемых самим разработчиком — средний урон, средний засвет, выживаемость, захват и сбитие базы и т.д. Со временем рейтинги менялись, некоторые уходили, новые приходили. На момент написания этой статьи основным рейтингом считается WN8, который по большей части зависит от среднего урона и количества фрагов за бой. 

Однако, лично я считаю, что ни один из существующих ли существовавших рейтингов не может дать ПОЛНУЮ объективность, и сейчас объясню почему. 

Пример первый — American_Pacifist. 
    Этот игрок играет БЕЗ СНАРЯДОВ, при этом имея вполне приличный процент побед (что-то в районе 53), исполняя в бою роль активно-пассивного светляка на лёгких танках, периодически заходя на таран.

зумеется, при мизерном среднем уроне (от 2 до 30 на разных уровнях) он имеет чуть ли не худший WN8 из всех 53%-игроков, однако при этом является «зелёным» по рейингу эффективности (РЭ), а его WG-рейтинг перевалил за пять тысяч. 

Конечно, это единичный случай и вообще довольно абстрактный пример, ведь таких игроков единицы, однако это отлично раскрывает всю суть рейтинга. 

Пример второй — American_Pacifist VS любой игрок с 3к на топах 
    Этот пример раскрывает суть рейтинга эффективности — РЭ. Этот рейтинг зависит примерно одинаково от: процента побед, среднего урона, среднего числа фрагов, защиты и захвата базы, засветов и среднего уровня танка. Поскольку пацифист занят в бою единственной задачей — подсвет, он имеет достаточно высокий коэффициент обнаружения, а также около 8 очков захвата базы.

а этих показателя очень неплохо бустят РЭ, таким образом игроки, играющие преимущественно на СТ и ТТ, заняты нанесением урона и уничтожением противника (поскольку эти показатели ценятся меньше), имеют примерно этот же рейтинг эффективности (около 1300-1400). В чём же дело? 

    Внимание, громкие заявления: Дело в том, что ни один из действующих рейтингов не даёт полной объективной оценки скилла. Но, я думаю, скептически настроенный читатель никогда не поверит, что у автора статьи настолько категоричное мнение, и он не видит работающих способов оценки скилла. На самом деле, данное утверждение верно лишь наполовину, и сейчас я объясню почему. 

    Помимо танков я также играл и в другие онлайн игры, по большей части киберспортивные, формата MOBA. В данном жанре игр существует более строгое деление игроков на роли в бою, в связи с чем нанесённый урон и отношение убийства/смерти может кардинально отличаться у двух игроков одной команды при условии, что боа играют хорошо. В чём же секрет, как оценив.

ово, означающее в английском языке «влияние, воздействие», заменяет в киберспортивных дисциплинах ВСЁ. Импакт может никак не зависеть от количества убийств, смертей, времени жизни, обнаружения и повреждения противников — импакт это то, как конкретный игрок помогает своей команде победить. Приведу несколько примеров грамотного импакта, приведшего к победе в надежде на то, что жаждущий знаний читатель сможет применить эти знания в рандоме. 

Пример первый. Абстрактно-вакуумный. 
Предположим, в нашей команде есть сверхтяжёлый танк — маус, тип5хэви или суперконь. Рядом с ним находится союзная ПТ с гигантской альфой — ягдПзЕ100, об.268 или фв251б (183).

сожалению, больше им никто помочь не может. Зато помешать этим товарищам выиграть хотят пять противников, они все десятки, у них у всех сильные орудия, но совсем нет брони. Разумеется, никто из протвиников умирать не хочет — а они обязательно потеряют хотя бы одного товарища, если решат въехать (а может и не одного) — собственно, поэтому они и не въезжают. И очень зря — ведь пока они мешкают на одном фланге, на другом оставшиеся 10 их товарищей усиленно проигрывают игру против 13 наших союзников — ведь в том самом «коридоре смерти» занято только двое. 

Таким образом, наш сверхтяж и наша сверхПТ, разумеется, не нанесут много урона — дадут по 2000 урона максимум и их задавят толпой. Но в этой ситуации они делают чуть ли не максимальный ИМПАКТ в бою — каждый из них стягивает на себя 2.5 танка противника. Поскольку стянутые не могут больше воевать или уехать — союзная команда побеждает, а все лавры достаются тем, кто на и так выигранном фланге закреплял позиции — наносил урон и делал фраги. Это нечестно, но это импакт. Импакт — это скилл. Импакт — это вершина КОМАНДНОЙ игры. 

Пример второй.

оково-полезный. 
Предположим, Вы играете на новокупленном WZ-132 с «таким себе» экипажем и первым боем Вас кидает в бой десятого уровня (пусть даже баланс 3/5/7). Что делать? Светить! Однако просто светить недостаточно, импакт — это немного в другой плоскости. Настоящий импакт — это когда конкретный игрок союзной команды мешает играть хотя бы одному игроку противоположной команды. Чем выше — тем импакт сильнее, чем больше противников отвлечено — тем импакт сильнее, чем отвлечение дольше — ТЕМ ИМПАКТ СИЛЬНЕЕ. Противники должны буквально возненавидеть «этого противного светляка», который не даёт жизни, они должны проклинать «эту мерзкую FV304, перекритовавшую все модули», должны молиться о самовозгорании баков «этой конченой несветящейся E 25» — хоть это и немного неспортивно, это отражает ВСЮ суть понятия «импакт». 

Весь текст этой статьи служит лишь одной цели — отвлечь внимание игроков от разнообразных рейтингов, привлекая их внимание к РЕАЛЬНОЙ пользы в бою.

зумеется, всё вышесказанное относится лишь к боям, в которых присутствуют хотя бы зачатки командного взаимодействия — КБ, укрепрайон или рандом взводами. Внесение импакта в такие бои с предварительным оповещением союзников о своих планах способно очень неплохо поднять заветный процент побед до недоступных ранее высот. Надеюсь, используемое в данной статье понятие рано или поздно плотно войдёт в лексикон игроков World of Tanks, а сама статья окажется полезной широкому кругу читателей.

forum.worldoftanks.ru

Что такое импакт фактор журнала

Импакт фактор журнала (impact factor, ИФ, IF) – численный показатель значимости и популярности периодического издания. Этот механизм был применен впервые в 60 годах 20 века в США. Специалисты Института информации предложили оценивать качество периодики по количественной характеристике, а именно, по числу цитирований или ссылок на статьи в данном журнале.

С тех пор учебная организация, переименованная в Thomson Scientific (поскольку в 1992 г выкуплена холдингом Thomson), ежегодно высчитывает IF. Публикуются результаты в Journal Citation Report.

Основатель классической методики расчета IF, он же и создатель аналитической IT-площадки Web of Science, где можно посмотреть различные публикации гуманитарных и технических наук, найти сведения о наукометрических параметрах любого издания или отдельной статьи


Web of Science – не единственная платформа для расчета коэффициента цитирования публикаций. В России это площадка – elibrary. А IF – не единичный критерий при выборе качественного издания, но один из значимых в современной науке.

Методика расчета импакт-фактора

Методика основана на расчетах по ссылкам на журнал, изданным в нем публикации. Существуют различные подходы в расчете импакт фактор журнала: за два, три, пять предыдущих лет. Одни научные организации используют классические методы подсчета, другие – определенные самостоятельно разработанные способы.

Как именно рассчитывается импакт фактор журнала? Классическая методика популярности периодического издания:

ИФ 2017г = a/b, где

a – число цитируемых в 2017 г статей, опубликованных за предыдущий условный период (2 или 5 лет) – 2015-2016 или 2012-2016гг,

b – совокупное число всех публикаций за тот же условный период.

Т.е., ИФ рассчитывается за год цитирования, следующий за определенным сроком публикаций. Статьи, вышедшие за 2 последних года, в подсчете IF не участвуют

Как узнать импакт фактор журнала

Поскольку каждая информационно-аналитическая IT-платформа используют свои наукометрические инструменты, то ИФ можно узнать на официальных сайтах известных международных баз данных, где эти издания индексированы, в том числе российского индекса научного цитирования (РИНЦ).


Список популярных рейтинговых систем в России:

Единой базы impact factor, где можно посмотреть рейтинги одного издания от всех известных платформ – нет.

Импакт-фактор журнала в РИНЦ

РИНЦ – отечественная система и база данных цитирования фундаментальных, академических и прикладных исследований. На сегодняшний момент в архиве РИНЦ находится более 12 млн различных статей и публикаций. База РИНЦ рассчитана на бесплатный свободный доступ.

IF в РИНЦ определяется по стандартной методике Thompson Reuters за 2 года или 5 лет. Большой срок связан с длительной процедуры выпуска: вошедшая в публицистический список статья, может «пылится на полке» еще около года.

Перечень периодики, где рассчитывается российский индекс импакт фактор:

Узнать ИФ в РИНЦ можно на сервере elibrary, воспользовавшись указателем «каталог журналов» на навигаторе сайта (рис.1).

1.png

Рисунок 1 – Навигатор, Каталог

Далее находим искомый журнал и нажимаем на цветной значок (рис.2).

2.png

Рисунок 2 – Поиск

 

После нескольких секунд появляется совокупный анализ общих показателей и показателей по годам (рис.3). На странице можно посмотреть как двухлетний, так и пятилетний импакт фактор.


3.png

Рисунок 3 – Импакт фактор

 

Импакт-фактор журнала в Web of Science

Web of Science (WoS) – самая известная и популярная зарубежная поисковая аналитическая платформа и база данных различных гуманитарных и естественнонаучных публикаций, преимущественно англоязычных.

Отличие от отечественной РИНЦ в том, что свободного доступа в WoS не предусмотрено. Узнать рейтинг той или иной периодики без регистрации в Journal Citation Reports невозможно, будет доступен только квартиль (параметр цитируемости, коррелирующий с импакт фактором).

Компания Clarivate Analytics ежегодно выпускает отчет (Journal Citation Reports (JCR)) об импакт факторе, на данный момент доступен отчет за 2017 год PDF_60.jpg

Посмотреть ИФ можно через сайт.

Рейтинг SJR журнала в Scopus

Scopus – одна из крупнейших реферативных площадок, база данных которых уже превышает 20 тысяч периодических изданий. Официальный сайт на русском языке. Получить доступ к рейтингу периодики можно только после регистрации на Elsevier.

Непосредственно импакт фактор Scopus не рассчитывает. Для анализа значимости и популярности издания были разработаны другие критерии, один из которых – SCImago Journal Rank (SJR). Хотя по содержанию SJR идентичен импакт фактору, через количество цитирования он показывает престиж периодики.

Рейтинг журнала в Google Scholar

Google Scholar (Академия Гугл) – поисковая система по научным публикациям различных дисциплин. Расположена Академия на абсолютно бесплатной основе. 

Отличие от предыдущих площадок в том, что это не совокупность данных, а система поиска по всем доступным источникам (ссылка может быть не только на саму публикацию, но и на ее описание).

Задав в поисковую строку, можно найти целый список различных рейтингов:

Для журнала предусмотрены показатели:

Impact factor – современный механизм для оценки, как значимости и популярности периодического издания, так и его ценности для научного сообщества. Понимание значимости импакт фактор позволит соискателям не ошибиться в выборе журналов для публикации своих статей, а также увеличивает шансы на получение ученых степеней.

disszakaz.ru

Главная тема Теплицы в сентябре 2017 года – импакт-инвестирование (Impact investment). Эта тема находится на стыке технологий, финансовых технологий и социального предпринимательства. Наши корреспонденты подробно расскажут, что это такое, опишут успешные российские и зарубежные кейсы, подготовят интервью с экспертами. В этом материале мы разберем это понятие и ключевые термины.

Импакт-инвестированием называют инвестирование воздействия (impact investing), или инвестиции, которые содействуют социальным изменениям. Впервые это определение было использовано крупнейшим фондом The Rockefeller Foundation в 2007 году. Тогда благотворители определили, что бизнес должен заниматься социальным инвестированием в крупных масштабах.

В русском языке используют термин «социальные инвестиции». По словам профессора Национально-исследовательского института «Высшая школа экономики» Натальи Ивановой, наиболее часто этот термин рассматривается в контексте корпоративной социальной ответственности (КСО). Однако это более широкое понятие, чем импакт-инвестиции.

«Инвестиции воздействия – это вложения в компании, организации, фонды, имеющие целью, наряду с получением дохода, воздействие на социальные факторы или окружающую среду. Инвестор сохраняет за собой собственность на активы и рассчитывает на получение финансового дохода как по рыночным ставкам, так и по ставкам ниже рыночных». Наталья Иванова

Например, некоммерческая организация «Эволюшн энд Филантропи» дала такое определение: «Это средства, направляемые в социальную сферу в целях получения социальных результатов и эффектов, выражающихся в улучшении качества жизни и повышении самостоятельности благополучателей, развитии их знаний и умений, и носящие долгосрочный характер».

Еще по теме: Краткое руководство по Impact Investing. Скачать

Таким образом, инвестор, вкладываясь в проект, заинтересован в социальном вкладе, а не в получении прибыли. Однако такой вид вложений не благотворительность, проект должен окупиться, а его управление основано на принципах классического инвестирования.

Критерии импакт-инвестиций

Глобальная сеть импакт-инвесторов (Global Impact Investing Network, GIIN) определила четыре критерия, по которым инвестицию можно отнести к категории импакт-инвестиций.

1. Целеполагание. В бизнес-плане необходимо прописать социальные цели, тем самым определиться, какой социальный результат будет достигнут по итогам.

2. Возврат на инвестицию. Показатель, который отражает окупаемость инвестиций. Этот критерий позволит развивать рынки финансирования социальных проектов. Стоит помнить, что импакт-инвестиции ориентируются на длительный период окупаемости.

3. Спектр возврата. Этот показатель может быть разным: 1%, 5%, 20%. Должна прослеживаться взаимосвязь между социальным результатом, эффектом и экономической выгодой. При этом доходы могут формироваться как по рыночным ставкам, так и по ставкам ниже рыночных.

4. Измерение и оценка социального воздействия. Это нужно для отчета, чтобы твердо сказать, что социальная цель достигнута. Отразить вклад в решение реальных проблем.

Глоссарий

Инвестор (Investor), по-иному вкладчик, – человек, который предоставляет ресурсы для социальных изменений (финансы, кадры, технологии, время). Он сохраняет за собой собственность на активы.

Финансово ориентированный подход (Financially oriented) – при таком подходе импакт-инвесторы вкладывают средства, в первую очередь, чтобы получить доход. Социальный эффект тоже присутствует, но на втором плане.

Подход, ориентированный на воздействие (Impact oriented) – в этом случае на первом месте стоит социальный вклад. Финансовый фактор, конечно, тоже присутствует, как минимум проект должен окупиться.

Воздействие продукта (Product impact) – это воздействие товаров и услуг, производимых предприятием.

Оперативное воздействие (Operational impact) – это деятельность предприятия, которая призвана заботиться о здоровье, экономической безопасности своих сотрудников, создавать рабочие места, благоприятно влияя на общество, защищая окружающую среду.

Социальный возврат на инвестиции (Social Return on Investment, SROI) – подход, который позволяет измерять и учитывать ценность в широком смысле слова. Он направлен на снижение социального неравенства, вредного воздействия на окружающую среду и повышение личного благополучия людей путем учета социальных, экологических и экономических издержек и выгод.

Представлен в виде истории изменений с описанием конкретных примеров, а также качественными, количественными и финансовыми показателями, которые позволят принимать аргументированные стратегические решения. (Определение из руководства по оценке SROI, созданное CAF.)

te-st.ru

Импакт-фактор

Важнейшим среди всех критериев оценки уровня научных исследований в мировой практике считается импакт-фактор (ИФ). Согласно общепринятой формулировке, импакт-фактор — это численный показатель важности научного журнала. Но эта формулировка слишком расплывчата и обобщенна. Давайте разберёмся, что же за ней скрывается.

Импакт-фактор впервые стал рассчитываться ещё в 1960-х годах американским Институтом научной информации (ISI, Institute for Scientific Information), сейчас — Web of Science (WoS) по инициативе его основателя Юджина Гарфилда. Классический ИФ показывает, сколько раз опубликованные в журнале статьи цитировались в течение определенного срока. На основании этого оценивается сравнительная важность научного журнала.

На сегодняшний день официального импакт-фактора как такового не существует. Разные научно-информационные организации разработали собственные способы его расчёта и применяют её к журналам из своей базы данных, состав которых тоже различается. Самой популярной по-прежнему остаётся классическая методика, основанная исключительно на подсчёте количества цитирований. Этот показатель рассчитывается как отношение количества ссылок в конкретном году на статьи, опубликованные в журнале за последние два или пять лет, к общему количеству статей, опубликованных за этот период.

Эта методика лежит в основе расчета импакт-фактора WoS компанией Thompson Reuters — Journal Citation Report, который публикуется в одноименном журнале. В 2014 году в БД WoS было проиндексировано более 11 тысяч журналов по 237 дисциплинам из 82 стран (в том числе более 160 российских журналов). Всего было обработано более полумиллиона цитирований. Самый высокий ИФ в 2014 году по версии WoS — 162,50 — получил медицинский онкологический журнал «A Cancer Journal for Clinicians».

Методика расчёта импакт-фактора РИНЦ

Точно таким же образом производится расчет ИФ с использованием БД «Российского индекса научного цитирования» (РИНЦ) электронной библиотеки  eLIBRARY.RU (Научная электронная библиотека, НЭБ). В ней содержится информация о цитированиях из почти 5000 журналов за период с 2005 года. Однако, в отличие от WoS, ИФ в РИНЦ рассчитывается только для российских  научных журналов, а также иностранных журналов на русском языке и журналов, имеющих лицензионное соглашение с НЭБ на передачу данных в РИНЦ.

ИФ РИНЦ рассчитывается за два периода — 2 года и 5 лет. Более длительный период расчёта связан, прежде всего, со спецификой многих российских журналов, в которых от подачи статьи в редакцию до её опубликования проходит 1,5–2 года против 1 года в журналах иностранных. Причем уже принятая к опубликованию готовая статья может пролежать в редакции до 1 года.

За каждый год рассчитывается среднее число цитирований статей в журнале за 2 или 5 предшествующих лет. Например, если импакт-фактор журнала за 2014 год равен 2, значит, опубликованные в нем статьи за 2012 и 2013 годы цитировались в 2014 году в среднем по 2 раза. ИФ рассчитывается по формуле:

ИФ2014 = А/В,
где А — количество цитирований статей из журнала за 2012 и 2013 год в индексируемых публикациях;
В — общее число публикаций в 2012 и 2013 годах, на которые можно сослаться.

К числу статей, на которые можно сослаться, относятся научные статьи, обзорные статьи и краткие сообщения. Следует обратить внимание, что РИНЦ рассчитывает два набора импакт-факторов. Для одного из них не учитываются ссылки из сборников статей,  монографий, материалов конференций, а также публикации, у которых нет авторов. Для второго же берутся все ссылки, в том числе из монографий, сборников статей, трудов конференций, диссертаций и т. п.

Значение импакт-фактора

Многие справедливо считают, что оценивать полезность журнала на основе одного лишь ИФ не следует. Чем большее влияние он оказывает, тем сильнее тенденция сделать ИФ самоцелью, как среди журналов, так и среди отдельных учёных. На протяжении последних лет всё чаще замечается манипулирование ИФ, целенаправленное раздувание и искажение этого показателя.

К числу методов искусственного завышения ИФ относятся:

  • самоцитирование (цитирование собственных статей на уровне авторов и на уровне журналов); редакторы целого ряда журналов требуют от авторов ввести в текст предлагаемых к публикации статей несколько ссылок на статьи предыдущих лет;
  • продажа цитирований;
  • взаимообмен цитированиями среди журналов по договорённости;
  • публикация небольшого числа статей (чем больше статей, тем ниже ИФ, так как цитируются далеко не все опубликованные статьи).

Издательство «Молодой ученый»  никогда не применяет эти и подобные им ухищрения для искусственной «накрутки» импакт-фактора.

Также рекомендуем: Самоцитирование и самоплагиат: можно ли обокрасть самого себя?

Значение ИФ также зависит и от научной области журнала. Так, медицинские публикации цитируются чаще, чем, например, математические. Поэтому при оценке ИФ конкретного журнала корректно сравнивать его с показателями журналов той же направленности. Например,  журнал «Молодой ученый» стоит сравнивать с другими мультидисциплинарными журналами: за 2014 год по двухлетнему импакт-фактору он занимает 35-е место.

Другие методики оценки

Научное сообщество стремится найти способ более объективного оценивания научной значимости журналов. С этой целью разрабатываются и применяются дополнительные методики. Большинство из них тоже связано с цитированиями.

Например, Университет Гранады при расчёте ИФ использует дополнительные показатели. Его рейтинг журналов SJR (SCImago Journal Ranking) учитывает не только количество цитирований, но и авторитетность ссылок. Так, ссылка, опубликованная в более авторитетном журнале, будет иметь больший вес, чем ссылка из журнала с низким рейтингом.

Thompson Reuters и РИНЦ приводят дополнительные показатели ИФ: исключая из расчёта самоцитирования, увеличивая период расчёта с 2 до 5 лет. Высокий ИФ не всегда гарантирует высокое качество публикаций, следует принимать во внимание совокупность показателей, в число которых входят коэффициент самоцитирования и индекс Херфиндаля.

Коэффициент самоцитирования — это доля ссылок журнала на самого себя среди всех ссылок, сделанных на этот журнал. Авторам научных статей следует использовать самоцитирование только тогда, когда избежать его нет возможности. Увлекаться самоцитированием не следует.

Индекс Херфиндаля по журналам — это показатель распределения ссылок на статьи из данного журнала, опубликованные в других журналах. Чем большее число журналов опубликовало ссылки на данный журнал и чем равномернее эти ссылки распределены между ними, тем ниже индекс Херфиндаля. Максимальный индекс Херфиндаля равен 10000 (все ссылки на журнал являются самоцитированием).

Индекс Херфиндаля по организациям авторов — это показатель распределения авторов, публикующихся в журнале, по организациям. Чем шире охват организаций, и чем равномернее распределены публикации между ними, тем ниже этот индекс. Максимальный индекс Херфиндаля равен 10000 (все авторы журнала из одной организации).

Индекс Хирша (h-index) — это распределение цитирования статей, он рассчитывается как для отдельных ученых, так и организаций, и журналов. Для журналов индекс Хирша рассчитывается в соответствии со средним числом цитирований статей из этого журнала. Так, если n статей были процитированы по n раз, а остальные не более, чем n раз, индекс Хирша журнала будет равен n. Более подробно индекс Хирша описан в статье «Индексы цитирования».

Время полужизни статей — рассчитывается на основе медианного возраста процитированных статей.

Рейтинг Science Index — это интегральный показатель рейтинга журнала, рассчитываемый на базе РИНЦ. Прежде всего, все журналы делятся на 10 тематических направлений, каждый журнал может быть отнесён не более чем к трём из них. Затем для них рассчитывается ИФ за 5 лет, скорректированный с учетом цитирований за все предыдущие годы и самоцитирования. Полученное значение делится на индекс Херфиндаля (с учетом минимального его значения по данному направлению). Это позволяет повысить рейтинг широко известных журналов и понизить рейтинг журналов с высоким уровнем самоцитирования или взаимоцитирования и тем самым дать более объективную их оценку.

Таким образом, импакт-фактор является полезным инструментом для оценки журналов, но было бы ошибкой воспринимать его как истину в последней инстанции. Взвешенный подход с использованием различных индикаторов значимости будет более объективным и продуктивным.

moluch.ru

Идея возникла и развивалась под контролем Юджина Гарфилда – доктора философских наук, основателя части корпорации «Thomson Reuters» — «Thomson Scientific», который ещё в начале 1960-х годов вместе с коллегами разработал метод расчёта ИФ. Целью было определение ценности научного издания.

Как рассчитать импакт-фактор?

Для того, чтобы определить импакт-фактор используется специальная формула, которая предусматривает расчет данных за три года.
ИФ 2016 = A/B, где:
A — количество цитирований за 2014 год в журналах, которые отслеживаются ИНИ, статей, опубликованных в данном журнале в 2014—2015 годах;
B — число опубликованных в этом журнале статей в 2014-2015 годах.

Зачем нужен импакт-фактор?

ИФ — не маловажный критерий сопоставления уровня исследований в смежных областях знаний. С его помощью можно определить, какие исследования заслуживают финансовых инвестиций, с какими учеными стоит наладить контакт и начать сотрудничество.
ИФ учитывают при оценивании уровня изданий Web of Science, РИНЦ и других наукометрических баз, а также и качества статей, которые в них опубликованы.  Несмотря на весомость ИФ в наукометрии, большинство воспринимают этот показатель неоднозначно, ведь у него есть, как свои преимущества, так и недостатки.
Импакт-фактор завоевал популярность за широкий охват индексируемой научной литературы (более 8400 журналов из 60 стран), публичность и доступность информации, простой механизм пользования, большие  требования рецензентов к статьям.
Издания с высоким ИФ более привлекательны для публикации. Следовательно, их редакции потопают от большого количества статей. Но имея широкий выбор, издания могут  повысить свой рейтинг ещё больше.
Они получают качественных статей больше, чем могут опубликовать и, соответственно, ужесточают процесс рецензирования. Как результат, мы получаем высококлассные издания исключительно с качественными и полезными научными материалами, которые «прошли отбор».
 

Несмотря на свои достоинства, импакт-фактор далеко не идеальный наукометрический показатель.

Ученые считают, что качество и ценность научного труда не связаны напрямую с  ИФ журнала, в котором он опубликован.
Следует также брать во внимание, что временные промежутки между моментом принятия статьи и её публикацией отличаются в разных изданиях, и в некоторых могут достигать двух лет. Тогда на цитирование, а именно ссылки, учитываемы при расчётах, остаётся около года. Следовательно, такой показатель не может быть полностью объективным.
В различных сферах науки исследования имеют особенности и временные рамки, результатом чего становится неодинаковая частота публикации, что оказывает своеобразное влияние  на численное  значение импакт-фактора. Например, у медицинских изданий ИФ зачастую выше, чем в математических.

Справедливо замечают, что нельзя оценивать важность издания, основываясь исключительно на  ИФ , ведь существуют способы  искусственного повышения этого показателя, такие как:
• самоцитирование
• продажа цитирований;
• взаимный договорительный обмен цитированиями между изданиями;
• публикация не очень большого количества статей (ИФ ниже при большом количестве статей, потому что цитируются не все опубликованные статьи).

И что в итоге? Важен ли импакт-фактор в современном наукометрическом мире? 

Несомненно, это полезный инструмент для оценивания качества изданий. Но ошибочно воспринимать его как единственную истину. Подход к определению важности журнала должен быть комплексным с использованием разнообразных индикаторов значимости. Тогда и результаты будут эффективными и объективными.

Ссылка на источник

www.sciencehunter.net

История вопроса

Одним из первых учёных, связавших кратер с падением метеорита, был Дэниел Бэрринджер (1860—1929). Он изучал ударный кратер в Аризоне, ныне носящий его имя. Однако в то время эти идеи не получили широкого признания (как и тот факт, что Земля подвергается регулярной метеоритной бомбардировке).

В 1920-е годы американский геолог Уолтер Бачер, исследовавший ряд кратеров на территории США высказал мысль, что они вызваны некими взрывными событиями в рамках его теории «пульсации Земли».

В 1936 геологи Джон Бун и Клод Албриттон продолжили исследования Бачера и пришли к выводу, что кратеры имеют импактную природу.

Теория ударного происхождения кратеров оставалась не более чем гипотезой вплоть до 1960-х. К этому времени ряд учёных (в первую очередь Юджин Шумейкер) провели детальные исследования, полностью подтвердившие импактную теорию. В частности, были обнаружены следы веществ, называемых импактитами (например, Shocked quartz), которые могли образоваться только в специфических условиях импакта.

После этого исследователи стали целенаправлено искать импактиты, чтобы идентифицировать древние ударные кратеры. К 1970-м было найдено около 50 импактных структур. На территории России первой найденной астроблемой стал 80 километрового диаметра Пучеж-Катунский кратер, локализованный в 1965 году в 80 км севернее Нижнего Новгорода[1].

Космические исследования показали, что ударные кратеры — самая распространённая геологическая структура в Солнечной системе. Это подтвердило тот факт, что и Земля подвергается регулярной метеоритной бомбардировке.

Геологическое строение

Особенности строения кратеров определяются рядом факторов, среди которых основными являются энергия соударения (зависящая, в свою очередь от массы и скорости космического тела, плотности атмосферы), угол встречи с поверхностью и твёрдость веществ, образующих метеорит и поверхность.

При касательном ударе возникают бороздообразные кратеры небольшой глубины со слабым разрушением подстилающих пород, такие кратеры достаточно быстро разрушаются вследствие эрозии. Примером может служить кратерное поле Рио Кварта в Аргентине возраст которого составляет около 10 000 лет: самый крупный кратер поля имеет длину 4,5 км и ширину 1,1 км при глубине 7-8 м.

При направлении столкновения, близком к вертикальному возникают округлые кратеры, морфология которых зависит от их диаметра (см. Рис. 1). Небольшие кратеры (диаметром 3-4 км имеют простую чашеобразную форму, их воронка окружена валом, образованным задранными пластами подстилающих пород (Рис.1, 6) (цокольный вал), перекрытый выброшенными из кратера обломками (насыпной вал, аллогенная брекчия (Рис.1: 1)). Под дном кратера залегают аутигенные брекчии (Рис.1: 3)- породы, раздробленные и частично метаморфизированные (Рис.1: 4) при столкновении, под брекчией расположены трещиноватые горные породы (Рис. 1: 5,6). Отношение глубины к диаметру у таких кратеров близко к 1/3, что отличает их от кратерообразных структур вулканического происхождения, у которых отношение глубины к диаметру составляет ~0.4.

При больших диаметрах возникает центральная горка над точкой удара (в месте максимального сжатия пород), при ещё больших диаметрах кратера (более 14-15 км) образуются кольцевые поднятия. Эти структуры связаны с волновыми эффектами (подобно капле, падающей на поверхность воды). С ростом диаметра кратеры быстро уплощаются: отношение глубина/диаметр падает до 0,05-0,02.

Размер кратера может зависеть от мягкости поверхностных пород (чем мягче, тем, как правило, меньше кратер).

На телах, не обладающих плотной атмосферой, вокруг кратеров могут сохраняться длинные «лучи» (образовавшиеся в результате выброса вещества в момент удара).

При падении крупного метеорита в море могут возникать мощные цунами (например, юкатанский метеорит, согласно расчётам, вызвал цунами высотой 50-100м).

Метеориты массой свыше 1000 тонн практически не задерживаются земной атмосферой, метеориты меньшей массы могут существенно тормозиться и даже полностью испаряться, не достигая поверхности.

У старых астроблем видимая структура кратера (горка и вал) зачастую разрушена эрозией и погребена под наносным материалом, однако по изменениям свойств подстилающих и перенесённых горных пород такие структуры достаточно чётко определяются сейсмическими и магнитными (Рис. 3) методами.

Ударный метаморфизм и импактиты

Относительно крупные метеориты врезаются в поверхность Земли со скоростью не менее 11,6 км/с. Их кинетическая энергия превышает энергию, выделяющуюся при детонации обычной взрывчатки той же массы. Энергия, выделяющаяся при падении метеорита массой свыше 1 тыс. тонн сравнима с энергией ядерного взрыва. Метеориты такой массы падают на Землю довольно редко.

Столкновение небесного тела с поверхностью земли приводит к взрывному росту температуры и давления в окрестностях соударения, при этом в момент удара давление на горные породы достигает гигапаскалей, а температура — десятков тысяч градусов. Происходит образование плазмы, которая резко расширяется (взрывается). При крупных импактах сила взрыва столь велика, что часть вещества может улететь в космическое пространство.

Пиковые значения давлений и температур при столкновении зависят от энерговыделения при столкновении, то есть скорости небесного тела при столкновении, при этом часть выделившейся энергии преобразуется в механическую форму (ударная волна), часть — в тепловую (разогрев пород вплоть до их испарения); плотность энергии падает при удалении от центра соударения. Соответственно, при образовании астроблемы диаметром 10 км в граните соотношение испарённого, расплавленного и раздробленного материала составляет ~ 1:110:100; в процессе образования астроблемы происходит частичное перемешивание этих преобразованных материалов, что обуславливает большое разнообразие пород, образующихся в ходе ударного метаморфизма.

Согласно международной классификации импактитов (International Union of Geological Sciences, 1994 г.), импактиты, локализованные в кратере и его окрестностях делятся на три группы (по составу, строению и степени ударного метаморфизма):

  • импактированные породы — горные породы мишени, слабо преобразованные ударной волной и сохранившие благодаря этому свои характерные признаки;
  • расплавные породы — продукты застывания импактного расплава;
  • импактные брекчии — обломочные породы, сформированные без участия импактного расплава или с очень небольшим его количеством.

Импактные события в истории Земли

По оценкам, 1-3 раза в миллион лет на Землю падает метеорит, порождающий кратер шириной не менее 20 км. Это говорит о том, что обнаружено меньше кратеров (в том числе «молодых»), чем их должно быть.

Список наиболее известных земных кратеров[2]:

  • Кратер Суавъярви (Россия)
  • Кратер Бэрринджера (Аризонский) (США)
  • Попигай (Россия)
  • Кратеры Аркену (Ливия)
  • Chesapeake Bay impact crater (Восток США)
  • Кратер Чиксулуб (Мексика)
  • Haughton impact crater (Канада)
  • Lonar crater (Индия)
  • Mahuika crater (Новая Зеландия)
  • Маникуаганское водохранилище (Канада)
  • Manson crater (США)
  • Mistastin crater (Канада)
  • Nördlinger Ries (Германия)
  • Panther Mountain New York, (США)
  • Rochechouart crater (Франция)
  • Sudbury Basin (Канада)
  • Silverpit crater (Великобритания, в Северном море)
  • Rio Cuarto craters (Аргентина)
  • The Siljan Ring (Швеция)
  • Vredefort crater (Vredefort, ЮАР)
  • Weaubleau-Osceola impact structure (Центр США)
  • Кратер Каали (Эстония)
  • Болтышский кратер (Украина)

Эрозия кратеров

Кратеры постепенно разрушаются в результате эрозии и геологических процессов, изменяющих поверхность. Наиболее интенсивно эрозия происходит на планетах с плотной атмосферой. Хорошо сохранившийся аризонский кратер Бэрринджера имеет возраст не более 50 тыс. лет.

В то же время, имеются тела с очень низкой кратерированностью и при этом почти лишённые атмосферы. Например, на Ио поверхность постоянно изменяется из-за извержений вулканов, а на Европе — в результате переформировывания ледяного панциря под воздействием внутреннего океана. Кроме того, на ледяных телах рельеф кратеров сглаживается в результате оплывания льда (в течение геологически значимых промежутков времени), поскольку лёд пластичнее горных пород. Пример древнего кратера со стёршимся рельефом — Вальхалла на Каллисто. На Каллисто обнаружен ещё один необычный вид эрозии — разрушение предположительно в результате сублимации льда под воздействием солнечной радиации.

Возраст известных земных ударных кратеров лежит в пределах от 1000 лет до почти 2 млрд лет. Кратеров старше 200 млн лет на Земле сохранилось крайне мало. Ещё менее «живучими» являются кратеры, расположенные на морском дне.

См. также

  • Аризонский кратер
  • Метеориты

Литература

  • В. И. Фельдман. Астроблемы — звёздные раны Земли, Соросовский образовательный журнал, № 9, 1999
  • Кольцевые структуры лика планеты. — М.: Знание, К 62 1989. — 48 с — (Новое в жизни, науке, технике. Сер. «Науки о Земле»; № 5)

med.academic.ru

Живя в Сан-Франциско, невозможно не думать о спасении мира. Здесь это главная тема для всех прогрессивных инвесторов, бизнесменов и миллениалов.

И не случайно именно в этом городе проходит конференция SOCAP (Social Capital Markets) — главное событие в мире, где обсуждаются основные тренды в импакт-инвестировании и социальном предпринимательстве.

Как ни странно, за четыре дня SOCAP, где в этом году собралось более трех тысяч человек — социальных предпринимателей, фондов, бизнес-лидеров и инноваторов со всего мира — я ни разу не услышала славянской речи.

Хотя я абсолютно уверена и знаю, что на этом событии должны присутствовать мои соотечественники — поскольку многие из них уже нащупывают темы в импакт-инвестировании и занимаются проектами, которые точно станут образцом социального предпринимательства.

Именно поэтому там нужно быть — чтобы знать последние тенденции и проекты, видеть, какие модели уже работают в мире и думать, как их можно применять на рынках с другими реалиями.

Успеть послушать все панели на конференции невозможно. Несколько параллельных потоков разделены на десяток главных тематик, которые проходят под главным девизом всего события — взаимодействия денег и смыслов (Money + Meaning). Impact Investing, Meaning, Racial Equity, Neighborhood Economics, Education, Climate Change, Sustainable Livelihood, Achieving Development Goals и другие — некоторые из этих тем совершенно далеки от наших бизнес — и культурных реалий, но точно являются трендовыми для всего мира — а значит и такими, за которыми стоит следить всем уже сегодня.

Простым языком идея перехода с чистой благотворительности на социальное предпринимательство выглядит следующим образом. Если раньше деньги на благотворительные цели и на проекты для заработка компании и бизнесмены разделяли в два разных кармана — и когда в одном, коммерческом, их оказывалось больше, избыток перекладывали в другой и только тогда отдавали на благие цели, то теперь эти «два кармана» пришло время объединять.

В новой парадигме мышления бизнес с момента своего основания должен работать на то, чтобы использовать методы традиционного венчурного предпринимательства для разработки и внедрения инновационных решений социальных и экологических проблем.

Особенно это важно в контексте 15-летнего плана United Nations по Sustainable Development, в котором четко определены главные цели по улучшению планеты и уже определены 17 тем, которые на ближайшие десятилетия будут приоритетными для нового поколения социальных предпринимателей. 

Одновременно с этим, по сообщению UNESCO, в ближайшие 15 лет человечеству будет необходимо на 400% больше воды, на 50% больше энергии и 35% продуктов, чем потребляется сегодня. В контексте всех новых данных и исследований, социальное предпринимательство становится главным направлением для многих фондов, самостоятельных инвесторов и бизнесменов. И что интересно, многие из игроков рынка — миллениалы.

Значение миллениалов в развитии социального предпринимательства и почему моему поколению так важно строить бизнес со смыслом

Марк Цукерберг в своей речи в Гарварде говорил о мире, где у каждого будет ощущение цели, «the sense of purpose». Это ощущение цели действительно является основополагающим для моего поколения — именно поэтому импакт-инвестирование становится не просто трендом, но новой формой существования в бизнес-среде.

Во время SOCAP я познакомилась с огромным количеством инвесторов, фондов и бизнесменов. Об одном из них я хотела бы рассказать чуть подробнее. Тэджу Равилочану — 30 лет. Инициативы его проекта уже повлияли на жизнь 25 миллионов людей по всему миру.

Я узнала о Тэджу и его проекте потому, что в один год мы оказались в списке Forbes 30Under30. Его компания Uncharted) — это что-то среднее между акселератором и рабочей группой, которая идентифицирует глобальную проблему, придумывает методы ее решения, после чего — масштабирует и работает с предпринимателями и организациями по всему миру, которые внедряют эти методы быстрее и эффективнее благодаря уже проделанной работе Uncharted.

А еще, компания проводит буткампы для социальных предпринимателей и организаций — именно благодаря этому направлению работы Тэджу среди прочих стран был в Украине по приглашению PACT два года назад.

«Мои родители эмигрировали из Индии в США, будучи выходцами из очень скромной семьи. Здесь они получили отличное образование, хорошую работу. Поэтому в детстве мне не приходилось много беспокоиться о деньгах.

И я думаю, что когда ты живешь в эру, где у тебя есть постоянный доступ к информации — о несправедливости и неравенстве, а ты сам происходишь из благополучной семьи, очень естественно начинаешь задумываться о том, как можно изменить такое положение вещей, как можно исправить неравенство и несправедливость в мире.

Правительство и большие корпорации довольно медленно находят новые решения. И в этом нет ничего плохого, ведь они приносят большую пользу для общества, поддерживая стабильность и рост. В тоже самое время, миллениалы с нетерпением ждут перемен, ведь мы быстро получаем информацию о том, что происходит во всех уголках света. И поэтому, сами хотим стать двигателями этих перемен».

Импакт-инвестирование vs благотворительность

В свое время на меня сильно повлияло интервью бизнесмена Гора Нахапетяна Forbes Россия под заголовком «Это вредительство — отнести плюшевого медведя в детский дом». О типичной проблеме «помочь, а не поменять систему».

С тех пор я стала меньше помогать точечно, а больше — привлекать внимание к деятельности различных фондов. На SOCAP я приобрела книгу Морган Симон «Real Impact», которая стала следующей ступенью в моем отношении к благотворительности.

Конечно, я ни в коем случае не призываю отказаться от помощи конкретным людям и не хочу сказать о том, что благотворительность не решает глобальные проблемы.

Но смещение акцентов в сторону социального предпринимательства мне кажется неизбежным — ведь благодаря успешному развитию импакт-инвестирования возможно сменить экономические реалии, в которых не придется перекладывать деньги «из одного кармана в другой», а сразу строить бизнес, который будет приносить пользу не меньше, чем доход.

Тут стоит также брать во внимание все «косяки» американской системы благотворительных фондов — но их развитие в этой индустрии сильно обгоняет то, насколько индустрия развита у нас в стране. Но в этом есть и свои плюсы — мы можем научиться на чужих ошибках и быстрее выйти на новый уровень развития филантропии.

Украинские реалии. Зеленый Театр

Одним из примеров успешного импакт-инвестирования в Украине является «Зеленый театр» Егора Гребенникова. Я побывала в Зеленом Театре впервые этим летом, и очень надеюсь, что когда у меня будет возможность вернуться в Одессу — проект останется в том же виде, каким я его увидела.

И то, насколько активно общество и одесситы включились в решение проблемы – по крайней мере, в социальных сетях — для меня является еще одним доказательством, что мы все готовы к переходу на новый тип бизнеса, когда Meaning (смысл) становится таким же важным, как Money (деньги).

www.epravda.com.ua

Методика расчёта[править | править код]

Расчёт импакт-фактора основан на трёхлетнем периоде. Например, импакт-фактор журнала в 2014 году I2014 вычислен следующим образом: I2014 = A/B, где: A — число цитирований в течение 2014 года в журналах, отслеживаемых Институтом научной информации, статей, опубликованных в данном журнале в 2012—2013 годах; B — число статей, опубликованных в данном журнале в 2012-2013 годах[1].

В расчёте есть несколько нюансов: Институт научной информации исключает из расчётов некоторые типы статей (сообщения, письма, списки опечаток и т. д.), и для новых журналов импакт-фактор иногда рассчитывается только для двухлетних периодов.

Достоинства и недостатки[править | править код]

ИФ журнала зависит от области исследований и его типа; из года в год он может заметно меняться, например, опускаясь до предельно низких значений при изменении названия журнала и так далее. Тем не менее, на сегодня ИФ является одним из важных критериев, по которому можно сопоставлять уровень научных исследований в близких областях знаний. Например, инвестор научного исследования может захотеть сравнить результаты исследователей для оценки перспектив своих инвестиций. Для этого и используются объективные численные показатели, такие как импакт-фактор. Поэтому на подобные измерения и существует спрос.

Положительные свойства импакт-фактора:

  • широкий охват научной литературы — индексируются более 8400 журналов из 60 стран;
  • результаты публичны и легкодоступны;
  • простота в понимании и использовании;
  • журналы с высоким ИФ обычно имеют более жёсткую систему рецензирования, чем журналы с низким ИФ.

В то же время импакт-фактор не идеален. Например, непонятно, насколько число цитирований показывает качество статьи. Кроме того, в журналах с длительным временем публикации оказываются статьи, которые ссылаются на публикации, не попадающие в трёхгодовой интервал. Действительно, в некоторых журналах время между принятием статьи и публикацией составляет более двух лет, таким образом, остаётся всего год на ссылки, которые учитываются в расчётах. С другой стороны, увеличение временного промежутка, в котором учитывается цитирование, сделает импакт-фактор менее чувствительным к изменениям.

Наиболее очевидные недостатки импакт-фактора следующие:

  • число цитирований, на самом деле, не отражает качество исследования, впрочем, как и число публикаций;
  • промежуток времени, когда учитываются цитирования, слишком короток (классические статьи часто цитируются даже через несколько десятилетий после публикации);
  • природа результатов в различных областях исследования приводит к различной частоте публикации результатов, которые оказывают влияние на импакт-факторы. Так, например, медицинские журналы часто имеют большие импакт-факторы, чем математические.
  • расчёт импакт-фактора непрозрачен и монополизирован.[2]

В 2016 году группа ведущих сотрудников нескольких издательств, выпускающих элитные научные журналы (в том числе, Nature и Science), опубликовали статью[3], в которой критиковали практику оценки качества журналов по одному лишь импакт-фактору. В частности, они отмечали, что это приводит к тому, что и отдельные публикации и их авторы оцениваются по этой же характеристике, что является крайне некорректным, поскольку импакт-фактор журнала, в котором опубликована статья, никак не связан с качеством и ценностью самой статьи. Чтобы не допускать подобных оценок, авторы призвали издателей отказаться от использования импакт-фактора, заменив его, например, на кривую распределения статей, опубликованных в журнале, по числу цитирований[4][5].

Кумулятивный эффект[править | править код]

Поскольку журналы с высоким импакт-фактором более привлекательны, в их редакции представляется большее количество интересных работ. Как результат более широкого выбора статей, представленных к публикации, такие журналы имеют (и используют) возможность ещё более повысить свой рейтинг. Побочным положительным эффектом является ужесточение рецензирования в журналах, получающих работ заведомо больше, чем можно опубликовать.

См. также[править | править код]

  • Индекс цитирования научных статей
  • Индекс Хирша
  • Web of Science
  • PageRank

Ссылки[править | править код]

  • Список импакт-факторов журналов за последние годы.
  • Л. Гершензон. Методы оценки влиятельности СМИ // « Отечественные записки», 2003, № 4.
  • В. Шувалов. Критерии и критики // «Поиск», 1997, № 42. — С. 6.
  • Импакт-фактор отечественных журналов как показатель положения дел в российской науке (на примере геологических журналов).
  • Реформа науки: взгляд изнутри.
  • Импакт-факторы российских научных журналов в 2010 г.
  • Игра в цыфирь, или как теперь оценивают труд ученого (сборник статей о библиометрике)
  • Методики определения импакт-фактора журнала с использованием Web of Science и РИНЦ

ru.wikipedia.org


You May Also Like

About the Author: admind

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.