Инхаус это

Хотя борьба с издержками породила такое явление, как «домашние» юристы, она же способна поставить на нем крест. В тучные времена на постоянные издержки смотрят более благосклонно, но сейчас время перемен и in-house-специалисты могут стать их жертвами. Как у внутренних специалистов, так и у внешних консультантов довольно веские аргументы.

Внутренний юрист в компании — это не дань моде. Само явление получило широкое распространение в США на фоне экономического кризиса. Отказаться от юридических услуг в этой стране — то же самое, что отказаться от ведения бизнеса, и это провоцировало внешних консультантов — они уверенно поднимали стоимость часа своей работы. С целью экономии средств компании стали переманивать специалистов в штат — заманивая стабильными условиями труда и оплаты. С одной стороны, такое решение вело к росту постоянных издержек, но позволяло предсказывать расходы — ведь зарплата была фиксированной, и накручивать часы за консультацию у внутренних специалистов, как это делали их свободные коллеги, уже не получалось, да и большинство компаний стало подписывать соглашения об отказе от оплаты сверхурочных. Очевидная выгода подобной практики фиксированных платежей привела к ее быстрому распространению по всему миру. И хотя зарплаты штатных сотрудников росли вместе с тарифами на услуги внешних консультантов, все же они пересматривались реже.

Пространство для маневра

Конкуренция на рынке юридического консалтинга с течением времени стабилизировала цены и позволила клиентам вести переговоры о тарифах и условиях, на которых они получали помощь специалистов. При этом внутренний юрист из инструмента снижения издержек превратился в полноценный механизм — уже от лица фирмы он мог вести переговоры, выбирать более выгодные условия взаимодействия и принимать решения — привлекать сторонних консультантов или справляться внутренними силами компании. Так, помимо консультационной работы внутри компании, юристы стали участвовать в формировании бюджета — это во многом привело к увеличению размеров внутрикорпоративных юридических служб. При этом приоритеты в работе штатных правовых специалистов стали смещаться.

Из юрисконсультов «инхаусы» превратились в менеджеров с широким кругом обязанностей: широкая внутренняя экспертиза — знание всех аспектов бизнеса компании, управление бюджетом подразделения, внутренним штатом сотрудников отдела и координация совместных проектов с привлеченными сотрудниками. При этом все реже в работе они сталкиваются с непосредственным решением правовых проблем компании, поскольку работают на опережение и предотвращение таких ситуаций. Получается, что на то он и «домашний» юрист, чтобы сор из избы не выносился. При этом очевидно, что в условиях успешной работы опыт представительства компании в суде у внутреннего юриста не может быть большим, а значит, привлечения внешних специалистов не избежать.

Нет ошибок — нет юристов

В то же время необходимость во внутреннем юристе связана со специфичными рисками — если их нет, то нет и необходимости в этих расходах. Как рассказывает Роман Волынский, старший юрист департамента юридического консультирования консалтинговой группы «НЭО Центр», на практике спектр вопросов, требующих внимания юриста, как правило, обратно пропорционален профессиональному уровню и качеству системы организации менеджмента в организации. «Чем лучше справляются со своими обязанностями менеджеры, тем меньше вопросов попадает в поле зрения штатного юриста, — считает эксперт. — Несколько раз мы сталкивались с действующими производственными организациями, которые обходились без штатного юриста или привлеченных консультантов по юридическим вопросам. Менеджмент успешно справлялся со всеми задачами самостоятельно». Михаил Бойцов, управляющий партнер юридической компании Rightmark Group, отмечает, что подобный подход характерен для малого бизнеса, где зачастую вообще нет собственного юриста, а текущие юридические задачи решаются за счет грамотности руководства, и только в более сложных ситуациях происходят обращения в юридическую фирму.

В кругу обязанностей

Глобализация бизнеса неизбежно ведет к усложнению того правового окружения, в котором ведет свою работу компания. Это налагает на юрисконсульта обязанность разбираться во все более широком спектре отраслей права. Для крупных компаний, присутствующих на глобальных рынках, стандартным набором требований к «идеальному солдату» юридической службы является международная торговля, охрана интеллектуальной собственности, недвижимость, ценные бумаги, слияния и поглощения, трудовое и процессуальное право. В этих условиях внутренняя юридическая служба обычно концентрируется на типичных задачах, а для решения сложных и экзотических задач привлекает внешних экспертов. Роман Волынский уверен, что обслуживание повседневной хозяйственной деятельности внешними специалистами неоправданна: она требует постоянной юридической поддержки и хорошего понимания внутренних процессов и особенностей организации. Будь то прием на работу сотрудников, построение взаимоотношений с контрагентами или государственными органами — здесь в большинстве случаев внешний консультант знает бизнес своего клиента значительно хуже юриста, состоящего в штате. Максим Калинин, партнер Baker & McCenzie, согласен с коллегой, что привлечение внешнего юриста для решения текущих задач, таких как работа по типовым договорам и трудовым вопросам, не является целесообразной. «Сторонние консультанты привлекаются чаще всего по комплексным вопросам, требующим специальных навыков и знаний, — отмечает эксперт. — Они необходимы при проведении, например, сложных сделок по финансированию, либо крупных споров с государственными органами, либо инвестпроектов, связанных с несколькими юрисдикциями; или при большом объеме стоящих задач, который надо выполнить в сжатые сроки».

Среди задач, которые компании традиционно обслуживают своими силами, Михаил Бойцов называет подготовку и экспертизу договоров, претензионную работу и судебные споры, но решающим фактором в этом вопросе является сфера деятельности компании. «В страховании — в силу наличия огромного количества специфических, но, тем не менее, однотипных задач, требующих очень плотного взаимодействия ряда подразделений компании, — аутсорсинг, на мой взгляд, не будет являться лучшим решением. В то же время строительные компании нередко являются клиентами юридических фирм, — делится практическими наблюдениями Михаил Бойцов. — Многие из них совмещают аутсорсинг с собственным юристом. Внешние консультанты занимаются сопровождением сложных проектов, а свои — текущей деятельностью».

Впрочем, Роман Волынский отмечает, что бизнес не стоит на месте, он развивается, выходит на новые рынки и порой сталкивается с непредвиденными ситуациями, а именно в них помощь внешних специалистов придется как нельзя кстати. Новые риски и знания, необходимость ориентироваться в нестандартных условиях — это те проблемы, от которых избавлен внешний специалист, для которого правовая экзотика стала предметом постоянной практики. Среди дополнительных плюсов привлечения внешних специалистов эксперт называет ответственность внешних консультантов за свои заключения, которая может выступить своего рода гарантом при решении неоднозначных вопросов и нестандартных ситуаций.

Обмен любезностями

Традиционным решением, благодаря которому бизнес удовлетворяет потребность в отраслевой юридической экспертизе, стало переманивание работника фирмы-консультанта в штат компании-клиента. Практика эта настолько широка, что большинство «инхаусов» — это бывшие внешние консультанты. С другой стороны, иного и быть не могло — участие в разнообразных проектах и набор критической массы отраслевого опыта требуют более интенсивного и разнообразного окружения, чем существующее в рамках одной компании. «Переход юристов из консалтинга в бизнес и наоборот — явление рядовое, — говорит Роман Волынский. — Нередки случаи, когда юрист, долгое время успешно обслуживающий одного клиента, переходит в штат этой организации; обратные примеры случаются значительно реже. Анализ данного явления требует понимания системы мотивации юриста. Как правило, из консалтинга специалист уходит в поисках более спокойного ритма жизни, высокого и стабильного заработка, а также возможности большего погружения в сферу управления. Хотя иногда это — лишь стремление найти себя и правильное применение своих индивидуальных способностей. Поэтому только понимание мотивации конкретного юриста может помочь удержать его».

Правила игры таковы, что данный достаточно односторонний процесс «перетока» кадров неизбежен, а значит, и относиться к нему следует позитивно. Тем более, что, по словам господина Волынского, компании-консультанты уже научились извлекать из него выгоду за компанию с бывшими работниками. Ведь спокойный «развод» в дружеской и профессиональной атмосфере способствует укреплению отношений консультанта с собственным клиентом и увеличению объема поступающей работы. При этом вместе с компанией-нанимателем выигрывает и юрист, так как хорошее знание особенностей работы своего внешнего консультанта позволяет более эффективно выстроить процесс взаимодействия с ним, а зачастую еще и получить полезный совет, выходящий за рамки финансовых договоренностей между клиентом и консультантом.

Впрочем, при поиске правильного для компании соотношения между внутренними и внешними источниками юридической экспертизы в ход идут не только логика и разумный расчет. В силу закрытости многих российских компаний и специфичных подходов руководства аутсорсинг юридических функций зачастую невозможен. При этом причины примерно те же, на которые жалуются консультанты из других отраслей, например IT. Михаил Бойцов отмечает, что многим руководителям, особенно с авторитарным стилем управления, важно, чтобы юрист был всегда «под рукой». В такой ситуации аутсорсинг не вызовет положительного отклика.

Павел Равен

www.kommersant.ru

Инхаус это

Поговорим об идеальных сотрудниках. К примеру, идеальный инхаус-юрист: каким он должен быть, кого принимают на работу крупнейшие холдинги, в названиях которых есть слова «нефть» и «газ». Идеальный инхаус-юрист должен обладать навыками, которые выгодно отличают его от коллег за границей фирмы, то есть тех, кто работает в юридических фирмах. Да, профильным образованием и стажем будут интересоваться в первую очередь. Однако, в отличие от сотрудника внешней юрфирмы, инхаус-специалист должен быть творческим человеком, обладать познаниями в бизнесе и умением эффективно работать в команде.

Какие критерии важны при устройстве на работу? На что компании обращают внимание при отборе кандидатов?

Стаж – это, конечно, «пять», но и его отсутствие не критично

Юротделы компаний ищут кандидатов, имеющих несколько лет стажа работы в солидных юридических фирмах. Редко в инхаус принимают на работу свежеиспеченных выпускников юридических университетов. И всё из-за опыта, вернее – его отсутствия.

Если выпускник начинает карьеру в инхаус, то ему трудно получить тот опыт, который приобретают сотрудники крупных юридических фирм. Тем не менее, некоторые крупные американские корпорации в порядке эксперимента стали принимать на работу юристов без опыта работы.

Так, в 2009 году Хьюлетт-Паккард и Пфайзер начали набирать кандидатов из ведущих юридических школ. При этом, их зарплата была ниже средней их коллег со стажем работы 1 год в том же регионе. «Новичкам» необходимо было пройти двухгодичный курс обучения в компании: поработать и проявить себя в различных отделах (внутренних и внешних).

И законов чтец, и в корпоративный футбол игрец

Инхаус это

Сотрудники юрфирмы, как правило, специализируются в какой-либо сфере юриспруденции. Инхаус-юрист должен быть универсалом, ловко решающим любые юридические вопросы компании. Он должен уметь урегулировать широкий спектр вопросов, которые могут сильно различаться. Для этого требуется гибкость и быстрота принятия решений, умение включать режим многозадачности и расставлять приоритеты, а также делегировать полномочия.

Большинство должностей в инхаус требуют от кандидатов сочетания юридических знаний в различных сферах, к примеру, интеллектуальная собственность, слияние и поглощение, ценные бумаги, недвижимость.

Хотя опыт участия в судебных процессах также ценен, большинство компаний поручают эту работу внешним юридическим фирмам. Вообще, только юрдепартаменты крупных холдингов могут позволить представлять сами себя в суде. Чаще всего, в компетенцию инхауса входит исключительно «надзор» за адвокатом из внешней юрфирмы, представляющим интересы компании в суде.

Для кандидата на работу в инхаус имеет значение не столько престиж юридической школы и его профессиональная степень (в отличие от юрфирмы), сколько опыт и навыки межличностного общения.

Конечно, исключения тоже бывают. И это зависит, однако, от приоритетов руководства компании и бренда.

Работодатели предпочитают тех кандидатов, которые знакомы с бизнесом их компании. Идеальный кандидат в инхаус — это человек, у которого либо есть опыт работы, либо он представлял интересы клиентов в той же (или подобной) сфере бизнеса, что и у предполагаемого работодателя. Особенно привлекательна ситуация, когда юрфирма предоставляет своего адвоката «взаймы» для работы в компании в течение установленного периода — от нескольких месяцев до года и более.

План минимум: кандидат должен знать, как работает бизнес, каковы его позиции на рынке.

Креативность плюс эффективность

Идеальный кандидат в инхаус сочетает креативность с эффективностью. Этот уникальный человек должен решать сложные юридические и бизнес-вопросы творчески, при этом достигая максимум результата с минимумом рисков.

Сильный инхаус-кандидат способен влиять на любое негативное отношение предпринимателей к нему. Практикующий сотрудник юрфирмы – человек, привлекающий доход. В инхаус-отделе корпорации – это человек, в которого вкладывают и который берёт деньги из бюджета фирмы на накладные расходы. Более того, многие бизнесмены недолюбливают свои внутренние юротделы, так как считают, что те тормозят работу, выискивая причины, по которым выбранная компанией стратегия не будет работать.

Инхаус-юрист должен быть уверен в себе и владеть навыками убеждения – не только при переговорах вне компании, но и внутри её.

Он также должен быть готов к тому, что его советы не сразу будут приняты, поэтому потребуется терпение и дипломатический подход.

Корпоративный юрист должен быть краток и давать сотрудникам компании полезные практические советы.

Он получает деньги не за отработанное время, а за результат. В отличие от юридической фирмы, где юристы могут исследовать все аспекты проблемы и «отточить» свои решения, в бизнесе юристы должны быть смелыми и готовыми принять решение, даже если они не уверены на 100%. Инхаус-юристы должны быть способны разделять понятия «хорошо» и «достаточно хорошо» о выполненной работе, и фокусироваться на приоритетных задачах, в первую очередь финансово выгодных бизнесу.

«Часть корабля, часть команды»

Инхаус это

Хороший инхаус-кандидат – это командный игрок. Для него обязателен высокий уровень устного и письменного общения. Корпоративный юрист взаимодействует с сотрудниками организации, не являющимися юристами, на всех уровнях – от директора до рабочего.

Он должен давать советы на понятном языке.

Инхаус-юрист – человек с активной жизненной позицией, который знает, что такое клиенториентированный подход. Юристы в корпорациях обычно не работают изолированно от остальных сотрудников.

Инхаус-юристы делят офисное пространство и общаются со своими клиентами ежедневно. Поскольку они дают советы, исходя из того, как должен бизнес работать, то им необходимо видеть, как люди выполняют свою работу и как юристы могут помочь им в достижении лучших результатов.

Здравствуйте, кто тут самый главный

Руководители инхаус-отдела должны уметь эффективно управлять людьми и их взаимоотношениями, не только внутри отдела, но и вне его. Кандидаты на руководящие должности должны уметь делегировать ответственность, обеспечивать обратную связь, набирать сотрудников, быть наставником и развивать таланты в отношении настоящих и будущих ролей, и, возможно, увольнять людей. Им также может понадобиться умение распределять бюджет для решения внутренних и внешних юридических задач.

Особо ценным качеством (кстати, не только для юристов) является умение выполнять большую часть работы, используя минимум людских и финансовых ресурсов. А главное – своими силами, не обращаясь за помощью к внешним юристам.

 

Автор: Валери А. Фонтейн, доктор права (UC Hastings College of Law in 1979), бакалавр гуманитарных наук (Phi Beta Kappa and magna cum laude, from UCLA). Работала в редакции журнала COMM/ENT, a Journal of Communications and Entertainment Law. Работала в известной юридической фирме Лос-Анжелеса (США). Секретарь Совета директоров National Association of Legal Search Consultants (NALSC, https://www.nalsc.org/). Источник: The Ideal In-House Candidate, Valerie Fontaine (http://www.seltzerfontaine.com/the-search/assessing-your-marketability/ideal-house-candidate/). Перевод статьи выполнен сотрудниками Института судебных экспертиз и криминалистики.

Дата редакции: 21.04.2017

ceur.ru

Инхаус-команда

Для директора по маркетингу интернет-магазина наличие своей SEO-команды было бы неоспоримым плюсом. Эти люди сидят с вами в одном офисе, вы знаете чем они занимаются и как с ними эффективно взаимодействовать. Какие еще преимущества у создания собственной SEO-команды?

Преимущества

Погружение в один проект. Сотрудники занимаются только вашим проектом, они посвящают ему все рабочее время и понимают тонкости вашего бизнеса. Например, они понимают, на какие товары делать акцент в первую очередь, каких изменений в товарной линейке стоит ожидать в ближайшее время, какие нюансы у поискового продвижения проектов в данной нише.

Взаимодействие с другими. Ваши специалисты могут прийти в другие отделы компании и получить у них необходимые данные. Например, какие акции будут проводиться, когда будут новые поставки товаров, как изменится спрос на праздниках. Обладая этой информацией, можно заранее подготовиться – создать новые лендинги, получить нужные ссылки, подготовить тексты.

Удачные решения остаются. Если вы придумаете какое-то эффективное решение в SEO – оно останется внутри компании. Ваши находки не «сольются» рынку – и можно выжать из них максимум.

Недостатки

У каждого решения есть свои недостатки. Какие сложности могут возникнуть при построении inhouse-команды?

Время и деньги. Строить профессиональную команду долго и дорого, найти нужных специалистов – непросто, а организовать эффективную работу команды – еще сложнее. Не все компании располагают временем и средствами на это.

Поддержка мотивации. Если у вас будет внутренняя команда – вам нужно будет постоянно поддерживать должный уровень мотивации. Ведь иногда уход одного ключевого сотрудника может нарушить на несколько месяцев работу всего отдела.

Инхаус это

Инхаус-команда – одно из лучших решений для ecommerce. Если у вас есть время и деньги на поиск хороших кадров и построение сильной команды.

История об эксперте-одиночке

Иногда для интернет-магазина достаточно одного сильного специалиста, который отдает часть работ на аутсорс. Рассмотрим подробнее этот вариант.

Если этот человек способен и готов в одиночку штурмовать SEO для вашего магазина – ему достаточно будет просто периодических вливаний новых знаний с конференций, частных консультаций и т.д. А если у него еще и есть навыки менеджера – он может грамотно организовать штаб копирайтеров, организовать работу по поиску площадок, по размещению материалов и всему, что необходимо для продвижение интернет-магазина. А со временем он сможет отдавать на аутсорс и различные задачи по SEO – например, подбор семантики.

Такой специалист всегда будет оставаться на плаву в SEO и будет жить вашим проектом. Звучит неплохо? Но мы помним, что есть и недостатки у такого решения.

Потолок в экспертизе. Специалист может достигнуть хороших результатов, вложить все свои знания в ваш проект. Затем изучить что-то новое и реализовать на проекте. Но следующего качественного скачка в знаниях может уже не быть. Вашему сотруднику может не хватить мотивации, знаний, понимания трендов на рынке. И он остановится, а вместе с ним остановится и развитие вашего проекта.

Проблема мотивации. Профессионалы часто выгорают, когда долго занимаются одним и тем же проектом. Поэтому вам придется много ресурсов тратить на персональную мотивацию. А если ваш сотрудник не будет замотивирован – он будет создавать видимость работы. Обычно никто глубоко не вникает, что же конкретно делает SEO специалист. А хороший SEO специалист всегда может найти защиту своей работе. В итоге будет много работы и позиции будут расти. Но бизнес не будет развиваться так, как мог бы. Не будет использоваться весь потенциал SEO для вашего интернет-магазина.

Инхаус это

История об эксперте-фрилансере

Иногда в ecommerce привлекается эксперт-фрилансер – для решения конкретных задач, свежего взгляда на проект или решения задач, для которых вам не хватает экспертизы. Это хороший способ, если у вас есть достаточно времени для того, чтобы общаться с этим человеком и постоянно обмениваться информацией. Быть погруженным в процесс – понимать, что делается в каждый момент времени.

Еще одно преимущество внешнего консультанта – он может раздать задачи вашей инхаус-команде. Он может дать хорошее решение, а внутренние сотрудники с меньшим опытом и навыками могут эти решения разбить на более простые задачи и реализовать.

Инхаус это

Агентство

Ну что же, добрались и до агентств. Рассмотрим плюсы такого сотрудничества.

Преимущества

Ответственность за результат. Агентство берет ответственность за конечный результат своей работы – ему важна репутация.

Сформированная команда. Покупая услуги агентства, вы покупаете сработавшуюся команду. Кроме того, если у кто-то из специалистов столкнется с трудной задачей – он пойдет к своим коллегам и с большой вероятностью найдет ответ.

Прозрачность работ. В агентстве вам покажут все затраты и выполненные работы. Плюс в агентстве специалисту сложно схитрить или обмануть – например покупать копирайтинг по $5, а вам продавать по $10.

Отстроенные процессы. В агентстве, как правило, отстроены важные для эффективной работы процессы – оплата, выполнение услуги, предоставления отчетов, взаимодействия с командой клиента.

Экспертиза. Сотрудники в агентстве работают с многими проектами и постоянно изучают опыт других агентств. Экспертиза всегда up-to-date – иначе агентству не выжить на рынке.

Как мы видим, у сотрудничества с агентством достаточно много преимуществ. А какие недостатки?

Недостатки

«Недопогружение». Инхаус-команда глубже понимает продукт, бизнес, целевую. У агентства нет достаточного количества времени, чтобы так глубоко погрузиться в ваш бизнес. Это приводит к тому, что специалисты агентства могут разработать идеальное решение, без учета ограничений бизнеса, особенностей рынка. Воплотить его будет либо сложно, либо нецелесообразно.

А инхаус-команда видит бизнес-ограничения сразу, видит реакцию собственника, директора по маркетингу, менеджеров по продажам. И они четко понимают, что можно сделать, что допустимо, а что точно нельзя. В итоге будет разработано решение, которое будет давать максимальный результат, но в рамках существующих ограничений.

Стоимость услуг. Хорошее агентство стоит дороже внутренних специалистов, это правда.

Инхаус это

Инхаус + агентство

Иногда при наличии инхаус-команды все равно пользуются услугами агентства. Зачем так делать? Давайте разберемся с плюсами такого решения.

Преимущества

Доступ к экспертизе. Команда агентства привнесет в вашу инхаус-команду свои знания и опыт в SEO. По сути это очень хороший вариант обучения ваших сотрудников.

Искусственная конкуренция. Взаимный контроль двух команд – можно ставить похожие цели обоим командам и смотреть какая из них справляется лучше. В идеале это будет приводить к более эффективным решениям с обоих сторон.

Разделение стратегии и реализации. Агентство можно использовать для разработки стратегии, а операционную деятельность отдать своей команде. Либо наоборот – привлечь агентство для реализации стратегии, разработанной вашими сотрудниками.

Минусы, разумеется, тоже есть.

Недостатки

Конфликт интересов. Инхаус-команда и команда агентства могут вступить в конфликт – вместо сотрудничества. Агентство будет думать, что из-за внутренней команды от них откажутся. Инхаус будет думать, что их уволят, а останется только агентство. Вот такая вот борьба получается.

Инхаус это

Выводы

Существует немало вариантов построения команды, которая сможет эффективно продвигать ваш интернет-магазин. Какой именно из рассмотренных вариантов лучше всего подойдет вам – зависит от особенностей проекта, задач, свободных ресурсов, экспертизы и стиля руководства.

 

promodo.ru

Автор: Алина Михайлова

Недавно мы писали о том, каких кандидатов ждут работодатели-консалтеры. Сегодняшний материал посвящен инхаус-юристам. Какие знания и навыки должны иметь соискатели в инхаус? Нужны ли им рекомендации, и если да, то от кого? Можно ли прийти в инхаус из консалтинга? Ответы на все эти вопросы – в материале Право.ru. Кроме того, мы опишем, каким должен быть идеальный кандидат на позицию инхаус-юриста.

Пол, возраст, семейное положение

Все эти факторы не являются помехой для инхауса, уверяют работодатели. «Меня интересует профессионал – это качество ума и характера, а не внешности или социального положения», – заявил член правления, директор юридического департамента и комплаенс контроля DIXY GROUP Артем Афанасьев. Однако у рекрутинговых агентств, через «руки» которых проходят сотни кандидатов, мнение несколько другое. «Коллектив отдела, департамента или целой компании – это механизм. Чтобы механизм идеально работал, каждая его деталь должна быть не только хороша сама по себе, но и должна совпадать с другими деталями по определенным характеристикам. Условно говоря, вряд ли человеку, который близок к выходу на пенсию, будет комфортно работать в молодом коллективе. Как и наоборот», – сообщил старший консультант рекрутинговой компании Laurence Simons Кирилл Бахтигараев. «Да, 25-летнего кандидата на позицию руководителя юридического отдела вряд ли будут рассматривать», – согласилась руководитель направления HR, Legal и Office Support рекрутинговой компании Hays в России Мария Хандрос.

Рекомендован – считай, устроен?

Нужны ли кандидату в инхаус рекомендации? Безусловно, нужны. «Но ценность будут иметь только рекомендации тех людей, которых я или мои коллеги знают и к которым есть доверие», – добавляет Афанасьев.

Обычно соискатели приносят рекомендации от бывших коллег и работодателей, а при их отсутствии – от научного руководителя. Если кандидат находится на руководящей роли, можно попросить у подчиненных характеристику на него. «Если речь идет о юристах высшего звена, мы предоставляем нашим клиентам «360 градусов» – рекомендации от руководителя, внутреннего заказчика и подчиненного. Если говорить о среднем звене и начинающих специалистах, то стандартно опрашиваются руководитель и коллега», – рассказала сооснователь и управляющий партнер рекрутингового агентства RichartsMeyer Ольга Демидова. Поэтому всем юристам так важно помнить о профессиональной репутации и персональном бренде.

Однако не стоит переоценивать рекомендации: они, как и любой сертификат, в лучшем случае являются свидетельством прошлых заслуг, но ни в коей мере не гарантией того, что человек хорошо себя проявит на новом месте и будет приносить пользу бизнесу. «Репутация на рынке важна, но не нужно ее преувеличивать. Зачастую можно встретить прямо противоположные мнения от «коллег по цеху», – уверен партнер рекрутинговой компании Norton Caine Дмитрий Прокофьев. С ним согласен Бахтигараев: «Мнение одного человека может быть очень субъективным, поэтому, чаще всего, в качестве рекомендателей выступают 2-3 контакта».

Тест для инхауса

При принятии на работу инхауса (как, впрочем, и любого другого специалиста) ждет собеседование и тестирование. Обычно их количество и сложность зависит от позициии, на которую претендует кандидат. В российских компаниях соискателям часто предлагают пройти психологический тест с помощью опросника HOGAN любо схожих. Это авторитетные бизнес-психологические тесты, которые применяются для оценки сильных сторон и зон развития, выявления поведенческих отклонений, определения внутренних драйверов-мотиваторов. Опросники HOGAN доступны онлайн. «Зачастую доверие к полученным результатам таких тестов настолько велико, что может повлиять на финальное решение. Был даже случай, когда одна компания отозвала уже сделанный оффер кандидату после получения результатов психологического тестирования», – рассказал Прокофьев.

Варианты опросников HOGAN

1. Личностный опросник Хогана (Hogan Personality Inventory, HРI) позволяет определить поведение человека в нормальных ситуациях и предсказывает профессиональные возможности для большинства должностей.

Содержит 206 утверждений на «правду/ложь»

Время заполнения: 15-20 мин

Оценка – по 4 уровням

2. Мотивационный опросник Хогана (The Motives, Values and Preferences Inventory, MVPI) выявляет мотивы, ценности и предпочтения человека, отражает результативность работы и коэффициент увольняемости персонала.

Содержит 200 утверждений по согласию, неуверенности или несогласию.

Время заполнения: 15-20 мин

Оценка – по 5 уровням

3. Анализ зон Развития Хогана (Hogan Development Survey, HDS) помогает определить поведение в стрессовых ситуациях. Он создан для оценки потенциальных личных факторов срыва менеджера.

Содержит 168 утверждений на «правду/ложь»

Время заполнения: 15-20 мин

Инхаус – это больше, чем юрист

Всех кандидатов в инхаус интересует, должны ли у них быть глубокие знания в той области, куда они планируют устроиться. «Желательно, но понимание отрасли не будет ключевым фактором при трудоустройстве. Правовые знания, аккуратность и внимательность к деталям, а также желание профессионально развиваться намного важнее», – заявил Афанасьев. «Как правило, при заказе поиска кандидата определяется сфера или сферы, откуда он может быть. Есть близкие, заменяемые сферы: фарма и FMCG (товары повседневного спроса). А есть более изолированные, закрытые сферы, без опыта в которых перейти на серьезную позицию практически невозможно. Например, банковская и финансовая», – считает Прокофьев. Его слова подтверждает Демидова, добавляя: «До недавнего времени в фармацевтические компании набирали кандидатов только из отрасли, затем – из FMCG и телекома, а теперь и юристов с опытом работы в производственных компаниях. На рынке недвижимости и строительства предпочитают юристов из отрасли, с глубокой экспертизой сопровождения строительных или арендных отношений. Однако при нехватке кандидатов поиск продолжается среди ретейла».

При этом Прокофьев не отрицает, что в жизни встречаются исключения из общих правил. Так, Александр Смирнов, который начинал в страховой группе «СОГАЗ», позднее работал в «Ренессанс Страхование», издательстве «Эксмо» и ГК «Русский Алкоголь», в 2013 году перешел в финансовую сферу и успешно занимает должность директора по юридическим вопросам Московской биржи.

Консалтеры-перебежчики

Руководители юрдепартаментов признаются, что положительно относятся к кандидатам, пришедшим из консалтинга. «Я сам пришел в инхаус из консалтинга, проработав более 10 лет в Skadden и Freshfields. Я считаю, что юристы с комбинацией опыта консалтинга и инхауса обладают существенными объективными преимуществами по сравнению с теми, кто развивался только в одной плоскости», – заявил Афанасьев. Прокофьев и вовсе считает, что наличие у кандидата основательного опыта работы в топовой юридической фирме и занятие им серьезной позиции в инхаусе – идеальное сочетание.

Демидова, напротив, уверена: это работает только с компаниями, руководители которых – сами выходцы из консалтинга. «В существующих реалиях консультантам достаточно сложно устроится в инхаус. Это обусловлено тем, что у работодателей широкий выбор среди инхаус претендентов, которым не надо перенастроиться на другую работу», – добавляет Демидова.

Дело в том, что консалтерам часто не хватает управленческих навыков, которые присутствуют у инхаусов. «Основная проблема, с которой сталкиваются консультанты после перехода в инхаус, – слабая ориентация на решение бизнес-задач», – уверена руководитель практики «Юриспруденция и комплаенс» рекрутинговой компании Laurence Simons Ирина Белякова. Специфика юридической работы многих консалтинговых компаний подразумевает предоставление нескольких наиболее предпочтительных вариантов решения проблемы на выбор заказчика. Внутренним юристам приходится не только искать решения, но и самим принимать их. Инхаусу недостаточно просто видеть риски – он должен еще и подсказывать бизнесу правильные пути развития и движения.

При этом все отметили сильные стороны консалтеров. «Такие юристы имеют обширный опыт работы с разными отраслями права, проектами, клиентами, бизнесами. Hard skills («твердые», профессиональные навыки) консультантов однозначно являются их преимуществом», – считает Демидова. Вероятно, именно поэтому перейти в инхаус из консалтинга гораздо проще, чем в обратной последовательности. Кстати, бывшие консалтеры наиболее востребованы в инвестиционных компаниях и фондах, где применим их опыт сделочной работы. А вот в производственных корпорациях и FMCG секторе они не так популярны, уверен Прокофьев.

Идеальный кандидат

Безусловно, хороший юрист должен иметь качественное образование. Однако чем старше кандидат, тем меньше работодатели обращают внимание на вуз, который он окончил, – на первое место выходит предыдущее место работы, реализованные проекты, управленческий опыт и личностные данные. «Некоторые юристы получают дополнительное финансовое образование или МВА. Но я знаю мало случаев, когда именно это как-то помогало в получении интересной позиции», – поделился Прокофьев. «В теории, дополнительное образование полезно. Однако на практике это выливается в распыление времени и фокуса внимания. В итоге видим юриста, который знает немного про финансы, получил диплом MBA, прослушал массу курсов, но не является высококлассным профессионалом ни по одному из направлений. Он может лишь завесить огромную стену своими сертификатами и дипломами», – согласился Афанасьев.

В прошлом году Право.ru составило рейтинг популярности высшего юридического образования среди топ-менеджента. Для этого аналитики исследовали 67 крупнейших российских компаний в Москве и Московской области. Ведущие московские вузы оказались на первых строчках (см. «Рейтинг юридического образования Право.ru»).

Кандидаты в инхаус практически на все позиции должны свободно владеть английским. В международных компаниях, которые очень привлекательны для соискателей, внутренняя документация ведется в том числе на английском, происходит постоянное общение со штаб-квартирой, юристы работают над двуязычными договорами. Но даже и для крупных российских фирм знание языка обязательно: они часто имеют зарубежных контрагентов и партнеров, а также ведут международные проекты. Владение английским не является требованием лишь в небольших и средних российских компаниях, деятельность которых сосредоточена внутри страны. И тем не менее, Прокофьев уверен: без английского шансов на хорошее продвижение и высокую зарплату намного меньше.

Старший консультант рекрутинговой компании Laurence Simons Вера Афанасьева рассказала, что работодатели проверяют знания иностранного языка у кандидатов при помощи языковых тестов или заданий. Кроме того, один из этапов собеседования проводится на английском. «Если у вас есть сертификат или иное объективное подтверждение владения иностранным языком на определенном уровне, это будет плюсом. Но речь идет только о признанных международных системах сертификации», – сообщила Афанасьева.

Помимо владения языком, есть еще ряд умений, на которые обращают внимание потенциальные работодатели. «Популярное требование на современном рынке труда – практический опыт в области комплаенс. Также работодатели «любят» опыт решения трудовых кейсов», –рассказала Хандрос. «В первую очередь я ценю в кандидатах готовность брать на себя ответственность, умение решать сложные задачи, а также бизнес-ориентированный подход. Юрист должен помогать находить решения, а не рассказывать о рисках из большой энциклопедии рисков», – поделился Афанасьев.

Право.ru попросило описать идеального юриста на позицию инхаус. Сделать это согласился Бахтигараев: «Это человек в возрасте 27-32 лет, который получил образование в одном из лучших вузов страны, свободно владеет английским языком, имеет разносторонний PQE (опыт работы после получения диплома) в хороших иностранных компаниях, при этом не менее 3 лет стажа в каждой».

В погоне за зарплатой

Абсолютно все факторы в той или иной степени могут влиять на размер зарплаты кандидата, уверен Бахтигараев. Для начинающего специалиста определяющими будут являться образование и уровень владения иностранным языком. Для более зрелого – прежде всего опыт, профессиональные знания, предыдущий работодатель и занимаемая там должность, а затем полученное образование (основное и дополнительное) и знание английского языка. «Необходимо заметить, что «стоимость» каждого фактора зависит от конкретных потребностей компании, а также того, насколько каждый из этих факторов будет важен для нее и уникален на рынке», – добавляет Бахтигараев.

Кстати, в прошлом году заработная плата корпоративных юристов, если смотреть в долларовом выражении, была сопоставима с зарплатой 2004 года. Эксперты отметили, что рынок откатился на 10 лет назад, роста доходов не происходит, о компенсации в валюте можно забыть (см. «Зарплата 10-летней давности: рекрутеры рассказали о доходах московских юристов»).

***

С одной стороны, рынок труда юридических кадров высококонкурентный, это рынок работодателя. По данным группы Headhunter, на одну юридическую вакансию приходится 10 резюме. Чтобы ограничить поток кандидатов, работодатели ужесточают требования к соискателям. Поэтому у медали есть и другая сторона: слишком жесткие требования снижают количество подходящих претендентов, и на рынке ощущается дефицит профессиональных юристов.

Читайте также

Идеальное резюме юриста-консалтера: каких кандидатов ждут работодатели

И ничего кроме правды: правила резюме для юриста

В ожидании перемен: рекрутеры рассказали о доходах юристов

insfinance.ru

Я бы сказал, что они не просто мошенники, они еще и конченые мудаки (можете удалить сообщение, если резонирует).
Все (!) диджитал агентства, с которыми я сотрудничал (а их было достаточное кол-во, практически все самые крупные), это мудаки. Ты, нанимая агентство, рассчитываешь получить экспертизу. Рассчитываешь, что агентство отнесется к твоему проекту так, как к себе самому, приложат максимум усилий и все знания, которые у них есть.
А на деле, они пытаются выжать из тебя максимум бабок, при этом сделать возможный минимум. И ты, если не разбираешься в СЕО, получаешь какое-то поверхностное дерьмо за большие бабки. Или получаешь средней паршивости сайт на битриксе за несколько лямов, с простым функционалом.
СЕО оптимизация — простой, как 3 рубля процесс, особенно, если у тебя агентство и у тебя это поточная история. Большинство агентств нанимает средних или откровенно дерьмовых специалистов, которым отдает твой процесс (они так масштабируются), а те, в свою очередь, в виду своей низкой квалификации (хотя агентство то большое, с большим опытом), срут тебе все и работу их никто не проверяет. Поэтому, если ты сам не шаришь, то получаешь кусок говна, а если ты шаришь, то начинаешь заниматься тем, что тыкаешь их лицом в те помои, которые они выдают в виде аналитики, сем. ядра, текстов и пр.
Вывод — нужно потратить время на изучения СЕО, задавайте вопросы, приезжайте на, условный РИФ, и компостируйте мозги своими вопросами руководителей крупных агентств. Собирайте свою картинку и берите человека в штат или лучшего из фрилансеров (вы должны понимать, на что обращать внимания).

P.S.: я тут написал про СЕО, но такая же история с контекстной рекламой, созданием сайтов, СММ и всем прочим. Диджитал — это почему-то главное место для развода.
P.S.S: тут где-то есть статья от агентства, где они используют чек-листы, типа крутой кейс. Так вот, именно такие агентства и есть мудаки. Они создают чек-листы с плавающими понятиями, без достаточного кол-ва информации для исполнителей и исключений, поэтому каждый исполнитель трактует такие задачи по своему и делает так, как ему показалось, нужно делать.

devaka.ru

Те, кто работал в юридическом консалтинге, значительно чаще открывают свой юридический бизнес, чем инхаус-юристы. Для этого есть объективные причины: особенности поставленных задач, взаимодействия с клиентом и структуры компаний. Кому проще найти себя в юридическом бизнесе – бывшему инхаусу или экс-сотруднику крупной юрфирмы – и какие преимущества и недостатки имеют оба сценария? Об этом рассказали управляющие партнёры российских юридических компаний.

Только опыт в инхаусе – юридической службе внутри компаний – может дать юристу возможность понять, что необходимо для бизнеса клиента. Так считает Александр Аронов, глава юридической компании «Аронов и партнёры», начавшей работу в начале 2016 года. Аронов – выходец из инхауса и до открытия собственной компании успел поработать и в корпорациях, и в госструктурах. Такой профессиональный путь – скорее исключение, чем правило для российского юррынка: число тех, кто начал свой бизнес, выйдя из инхауса, среди управляющих партнёров минимально. Классический сценарий – «исход» из консалтинга, причем нередко из зарубежной компании. Какие преимущества даёт будущему руководителю работа в инхаусе и консалтинге, какая "стартовая площадка" больше подходит для начала своего бизнеса и в чём особенности обоих вариантов – Право.ru узнало у самих руководителей юрфирм.

Инхаус: аргументы "за"

Анастасия Асташкевич, глава компании "Асташкевич и партнёры", проработала по специальности 15 лет. Десять из них она провела в юридических департаментах крупных компаний. "Когда ты продумываешь тонкости крупных проектов, подобных строительству "Южного потока", ты уже точно понимаешь, что нужно бизнесу", – говорила Асташкевич в ходе конференции Право.ru, посвящённой юридическим стартапам. При этом мотивация директора фирмы и мотивация юриста в консалтинге разная: решить задачу с юридической точки зрения и решить ее, преследуя определенную предпринимательскую цель, – далеко не одно и то же. Понимание предпринимательской идеи, заложенной в бизнес компании, – одно из основных преимуществ, о котором упоминают выходцы из инхауса. "Клиенту не нужны красивые отчеты, презентации и заключения. Клиенту нужно понять, как можно при минимальных издержках наиболее быстро и эффективно решить возникшую проблему", – говорит Александр Аронов.

Из этого вытекает и другой положительный момент: возможность реализовывать проекты «под ключ». "Это могут быть проекты, разные по масштабу и сроку, с огромным количеством вводных и участников", – говорит Александр Аронов. Для их реализации у выходца из инхауса есть огромный опыт. "У инхауса есть опыт ведения разноплановых дел: трудовых, антимонопольных, корпоративных, арбитража", – подтверждает и Анастасия Асташкевич.

Среди плюсов юриста-инхауса для клиента он также называет готовность оперативно включиться в работу на любом этапе: то, к чему специалисты из консалтинга, по опыту Аронова, оказываются готовы далеко не всегда.

Те, кто начинал карьеру не в консалтинге, приходят в юридический бизнес не только из корпораций – хорошим началом карьеры может быть и госслужба. "Конечно, работа чиновником накладывает на людей определённый отпечаток, там свой стиль и своя специфика. Однако в органах власти можно получить бесценный опыт на старте", – замечает Павел Катков, управляющий партнёр юридической фирмы "Катков и партнёры". Есть области, в которых данный опыт крайне полезен: работа в Роспатенте, в суде, в правоохранительных органах, при правильном подходе может сослужить хорошую службу юристу при дальнейшем его развитии в консалтинге, отмечает он.

Три правила для стартаппера-инхауса от Александра Аронова:

 

  1. Определитесь со специализацией.
  2. Поставьте в известность о своем стартапе всех людей из своей записной книжки.
  3. Беритесь за дела, которые сможете довести до конца. Очень важно выигрывать первые дела!

Минусы инхауса – плюсы консалтинга

Тем не менее, для тех юристов, кто хочет открыть свою компанию, имея за спиной только опыт работы в бизнесе или госструктурах, есть и плохие новости. Одна из них  – клиентов скорее всего придётся набирать с нуля. Наработанной контактной базы у тех, кто был корпоративным юристом, как правило, нет.

Подготовиться придётся и к сложностям с маркетингом. "Мы не являемся медийными лицами. В инхаус бизнес не вкладывает деньги для продвижения его имени. Бизнесу не нужны статьи юриста, его выступления в качестве спикера на конференциях. Бизнесу нужен результат его работы. В консалтинге все наоборот, и здесь инхаусам приходится догонять", – отмечает Александр Аронов. 

Другая сложность – слишком узкая специализация, если в течение долгого времени приходилось работать в одной отрасли, мало опыта и понимания функционирования других отраслей, говорит Анастасия Асташкевич. Согласен с ней и Андрей Корельский, управляющий партнёр юридической компании КИАП. "Если ты был специалистом в химической отрасли, то уже не будешь таким же крутым, например, в деревообработке. И здесь опыта инхауса уже недостаточно для того, чтобы говорить: "Я универсал в разных отраслях и понимаю разные виды деятельности", – приводит пример Корельский. 

Обращают внимание юристы и на ещё одну сложность – больше психологическую, чем юридическую. "Консалтинг дает необходимый взгляд на клиентов, понимание сути адвокатской профессии, дает возможность почувствовать на собственной шкуре и радость, и недовольство клиентов. В инхаусе у тебя лишь один клиент – твоя компания, и навыков работы с внешним миром, полным других консультантов, может оказаться недостаточно", – говорит Евгений Жилин, управляющий партнёр юридической компании "Юст"

Творцы и продавцы

Разница ощущается и когда дело доходит до необходимости продавать. Консалтинговому юристу нужно быть "продающим" партнёром, уверен Андрей Корельский: "Волка кормят ноги – нужно постоянно общаться, быть проактивным. Опыт консалтингового юриста при стартапе позволяет ему иметь больше навыков – в том числе общения, вопросов, связанных с продажами".  Такого же мнения придерживается и Максим Кульков, управляющий партнёр юридического бутика ΚΚ&P. Он убеждён: начинать свое дело в юридическом бизнесе гораздо проще после работы в консалтинге.

Максим Кульков, управляющий партнёр KK&P:

"Главное отличие топового юриста или партнера в консалтинге от топового инхауса в том, что первый умеет продавать услуги, а второй не умеет, каким бы хорошим юристом или управленцем он не был. "Под умением продавать" я имею в виду не только поиск новых клиентов для предложения им юруслуг. Прежде всего – это клиентоориентированность, то есть умение схватить суть потребностей клиента, чтобы удовлетворить их максимально эффективным для последнего образом. Только годы работы в консалтинге, опыт консультирования десятков и сотен клиентов развивают такие способности".

Что заставляет инхауса уйти?

Уход из инхауса в консалтинг на рынке стал наблюдаться чаще. Однако это не тренд, а индивидуальное решение, как правило связанное с тем, что юрист хочет разнообразить практику и уйти с накатанных рельсов, уверена Анастасия Асташкевич.

"Моя мотивация заключалась в том, что проекты стали однотипными, работа – рутинной. В итоге появилось желание сменить вектор и попробовать себя в адвокатуре", – рассказывает Асташкевич. После ухода из инхауса она пошла стажёром к Хейфецу. Год "чёрной работы" показал: то, что закладывает классическая адвокатура – колоссальный опыт.

Но даже если случилось так, что такой опыт у потенциального стартапера отсутствует, то бояться нечего, если шаг в собственный бизнес продуман. Готовность к  собственному бизнесу – вот главный критерий в данном случае, уверен и Павел Катков, управляющий партнёр компании "Катков и партнёры". "Работа в юридической фирме, пусть и не на позиции партнёра, – это в любом случае всегда личная ответственность перед клиентом за результат. В консалтинге юридическая служба является не поддерживающей, а основной, зарабатывающей, производственной. И если юрист готов взять на себя эту ответственность, способен нести этот груз, держит удар – тогда он готов к собственному бизнесу. В противном случае инхаус будет демотивирован выходом из корпоративной роли в консалтинговую".

Принимая решение о выходе в самостоятельное плавание, важно не переоценить свои возможности, предупреждает Екатерина Тиллинг, старший партнёр и сооснователь юридической фирмы "Тиллинг Петерс".

Екатерина Тиллинг:

Главный ориентир – стабильность, степень и уровень которой помогут определить откровенные ответы самому себе на следующие три основных вопроса:
первый вопрос – об уровне собственного профессионализма, то есть насколько высоки уровень и качество моего собственного профессионального сервиса, который я могу предложить клиентам;
второй – кто мои клиенты? То есть какие у меня есть в арсенале текущие или ближайшие проекты, а также формы сотрудничества, которые мне их помогут обеспечить;
и третий вопрос – моя команда: я сам, либо мои партнеры-единомышленники, либо еще и команда юристов-исполнителей, которые помогут мне донести мою высокую компетенцию до клиента и обеспечить выполнение текущих задач.
Если специалист, принимающий решение о выходе в стартап, обладает указанными ресурсами, то не важно, откуда он начинает свое свободное плавание – из инхауса или из консалтинга. Стабильное уверенное начало ему будет обеспечено.

Впрочем, один из основных факторов, толкающих юристов – и из консалтинга, и из инхауса – начать своё дело: интерес к развитию и здоровые амбиции. "Мне интересно. Я получаю удовольствие от работы и от того, что сформировал команду единомышленников. Со мной работают только те люди, которые мне интересны, с которыми мне комфортно, я инвестирую время и деньги в собственное дело", – говорит Александр Аронов.

Когда важен баланс

И всё же, каковы бы ни были плюсы и минусы карьерных сценариев, оптимальным вариантом всегда оказывается "золотая середина".

Преимуществом команды новой юридической фирмы будет наличие опыта работы и в консалтинге, и в корпоративных управлениях, уверен Иван Апатов, глава консалтинговой компании White Collar Marketing. Преимущества работы в консалтинге очевидны — умение работать в сфере услуг, опыт работы с различными участниками рынка. Работа в корпоративных управлениях даёт глубокое понимание отраслевых проблем, а также опыт оценки поставщиков услуг, соответственно понимание психологии заказчика, отмечает он.

Когда в одном лице сливается консалтинг и инхаус, юрист способен видеть ситуацию с разных сторон и может найти баланс между плюсами и минусами опыта в обоих видах деятельности, соглашается и Андрей Корельский. О балансе в работе он знает не понаслышке: хотя начинал он как консалтинговый юрист, в своё время был и инхаусом в департаменте крупной холдинговой структуры. "Тогда я воспринимал консультантов несколько в штыки – у меня был свой департамент, свои люди, которые многое делали лучше, чем предлагаемые консультанты со стороны. Но когда я начал работать в консалтинге, позиция немножко – а может и значительно – поменялась", – рассказывает Корельский. "В итоге пригодились навыки и инхауса, и консалтингового юриста – в том числе и в стартапе, который я создал спустя 8 лет после начала практической деятельности уже обладая опытом в обеих отраслях. Это помогло взять лучшее с обеих сторон юридического рынка," – заключает он.

pravo.ru

Как строятся модульные дома INHOUSE

Современные модульные дома с применением соответствующего утеплителя для стен пожаробезопасны и экологичны.

Но самое главное, модульная технология возведения зданий позволяет легко реализовывать практически любые проекты и подготовить домокомплект в условиях заводского производства. При этом готовые сооружения прекрасно сохраняют тепло и обладают высокой износостойкостью.

В строительстве домов и коттеджей наша компания применяет авторскую технологию производства стеновых модулей INHOUSE Wall.

IHOUSE Wall – это выполненный из дерева камерной сушки силовой каркас (обычно его ширина составляет 165 мм), наполненный полимерным утеплителем.

Особенность нашей технологии состоит в том, что утеплитель как бы выращивается уже непосредственно в стеновом модуле. В результате он равномерно заполняет все пространство модуля без пустот и прочих дефектов, а это ощутимо повышает теплоизоляционные свойства и надежность готового сооружения.

Снаружи модули InHouse Wall закрываются цементно-стружечной плитой, а изнутри листом гипсоволокна.

Фундамент

В качестве фундамента мы предпочитаем использовать железобетонные сваи. А для того чтобы поведение грунта одинаково влияло на весь фундамент, мы помещаем сваи в «стаканы», заполненные одинаковой смесью песка и гравия. Это позволяет избегать проблем, связанных с качеством почвы для каждой конкретной сваи.

Чтобы исключить негативное воздействие оттаивания грунта, мы осуществляем закладку фундамента на глубины, превышающие уровень промерзания.

Дома, построенные по нашей технологии технологии строительства ,

  • быстро возводятся;
  • обладают высоким запасом прочности;
  • прекрасно сохраняют температуру;
  • экологически безопасны;
  • не требуют выравнивания стен;
  • обладают высокой степенью пожарной безопасности.

Заказать строительство модульного дома под ключ вы можете в компании INHOUSE. Мы гарантируем высокое качество, короткие сроки возведения и приемлемые цены.

inhouse.ru

Bermondsey, спасибо за столь грамотный ответ. Постараюсь Вам помочь.

Дело в том, что насколько мне известно, в консалтинге молодые специалисты на начальных позициях приобретают намного больше опыта, чем в инхаус. У них больше workload, они участвуют в проектах в разных индустриях в зависимости от сферы деятельности компании-клиента, кроме того, как Вы совершенно верно подметили, с тем багажом, который молодой начинающий юрист приобретает, работая в консалтинге, проще в дальнейшем устроиться в какой-нибудь крупный инхаус, т.к. действительно формируется более широкое понимание юридических аспектов в разных бизнес-сферах. Кроме того, проще попасть в компанию-клиента данной юр.фирмы. Тем не менее, мой вопрос скорее относился к тому, какие индустрии наиболее рентабельны для работы инхаус, например нефтегаз, автомобильный бизнес, фармацевтика, телекоммуникации и т.д.? Дело в том, что по моим сведениям, в инхаус человек может быстрее сделать карьеру не только по вертикали, но и по горизонтали. Грубо говоря, он не только занимается решением одних юридических вопросов, но также принимает участие в других делах компании, например обеспечивает взаимодействие между различными отделами и т.д. Не знаю, насколько верны мои представления, но по той информации, с которой мне приходилось сталкиваться, это выглядит именно так.

А скажите, чем люди занимаются в сейлз? Это как-то связано с supply chain? В финансах, конечно, нужен совсем другой профиль. Права эта сфера касается только в том, что связано с налогообложением. Но это уже Big 4. Насколько мне известно, они набирают специалистов и с юридическим образованием, например в группы по сопровождению сделок (это, кстати, в Ernst&Young).

Теперь относительно Вашего вопроса. Вот отличный сайт с рейтингом юридических компаний http://www.pravo.ru/rating/lawfirms/?type=9. К каждой дается ссылка на их сайт. Если я не ошибаюсь, почти у всех есть свои представительства в России. В первую очередь посоветовал бы изучить такие конторы, как Baker&McKenzie, Cleary Gottlieb, Steen & Hamilton LLP и Freshfields Bruckhaus Deringer. Это те компании, которые сотрудничают с нашим учебным заведением и чьи сайты и презентации я уже изучил. У них есть программы летних стажировок, как правило, указываются требования для принятия участия в них. Насчет штатной работы в компании, не имея юридического образования, точно не знаю, думаю, эти вопросы можно уточнить у HR. Думаю, что скорее всего важно не образование, а способность человека ориентироваться в тех вопросах, которыми занимается конкретных отдел. Из всего, что связано с правом вообще, требуются знания только гражданского, в особенности корпоративного права. В Deloitte, например, на начальных позициях профиль образования не так уж важен. Другое дело, насколько человек будет комфортно себя чувствовать, работая в той области, которая для него не совсем привычна. Кстати, меня это тоже напрямую касается. :)

Спасибо, отличный сайт! А Вы не знаете еще какие-нибудь ресурсы, посвященные юридическому бизнесу, наподобие этого сайта? Желательно, на английском.

 

yuptalk.ru

You May Also Like

About the Author: admind

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.